пятница, 4 июня 2010 г.

Нетрадиционная Социальная Ориентация в Социальных Сетях

Чем дальше развиваются социальные сети, тем очевиднее тот факт, что от них никуда не деться. И в них невозможно спрятаться. Встает вполне логичный вопрос: а что же делать тем, кто хочет скрывать свою жизнь от большинства окружающих и делиться ее подробностями только с «кругом избранных»? На эту тему рассуждает журналист Newsweek.

В статье Newsweek (в переводе Руформатор), журналист Марио Анзуони (Mario Anzuoni) рассуждает о том, что ждет людей нетрадиционной сексуальной ориентации в будущем с развитием социальных сетей.

Image and video hosting by TinyPic

Несколько недель назад один мой друг – для краткости назовем его Джо – пришел ко мне с мрачным выражением лица. Когда я спросил его «в чем дело?», он поведал мне о своей цифровой дилемме. Его взаимный друг оставил случайный комментарий в Twitter бойфренда Джо, что и выдало их отношения. Ни Джо, ни его бойфренд никогда не афишировали свою сексуальную ориентацию, и они не планировали ничего объяснять семьям и друзьям (по крайней мере, пока).

Провокационный твит был быстро удален, так что либо никто не видел его, либо те, кто увидел, проигнорировали его. Джо был расстроен из-за такого странного поступка своего друга. Я сказал ему, что он и его бойфренд имеют право не разглашать информацию о своих отношениях, но стоит быть готовым к тому, что другие будут вносить искажения в эту иллюзию. Мой другой совет был более четким: если хочешь запереть себя в шкафу, то не регистрируйся на Facebook и в Twitter.

Я не осуждаю Джо. На самом деле я по-настоящему «вышел из шкафа» (прим. «Руформатора»: «выйти из шкафа» означает открыто объявить о своей нетрадиционной сексуальной ориентации) только около года назад, и я знаю, что людям кажется, будто утаивать свою ориентацию необходимо – до тех пор, пока они по каким-то причинам не передумывают. Причины, которые побудили Джо не афишировать свою личную жизнь, являются его собственным выбором, и они отлично для него подходят, если он сам того хочет.

Социальные сети наподобие Facebook и Twitter просто не дают возможностей для обособления групп своих друзей и близких. Приятель как-то сказал мне, что его друзья - геи и натуралы – как темный и светлый ликеры, в идеале их вообще не нужно смешивать. Но социальные сети не дают этого сделать. Друзья, семья, собутыльники, коллеги – все получают равные права и равный доступ к новостным потокам. Поэтому составить представление о том, кто есть кто, довольно затруднительно.

Невозможно просто закрыться от всех на Facebook – если, конечно, вы не готовы тратить весь день на то, чтобы за всеми наблюдать. Смотреть на фотографии, менять настройки приватности, следить за неудобными комментариями и постами на стене – и так целый день. До недавнего времени закрытость подразумевала сидение в своей комнате в доме у родителей, теперь же она требует реальных действий. И это значит, что теперь наблюдать придется не только за своим поведением, но и за тем, как ведут себя другие люди, 24 часа в сутки.

Несмотря на мучительный труд, который уходит на то, чтобы оставаться тайным геем в эпоху Интернета, мой совет Джо уйти из Facebook был несерьезным. Понятно, что это невозможно: Facebook в настоящее время является неотъемлемой частью нашей культуры. Его стремительный рост объясняется тем, что это работает только в том случае, если принимает массовый характер. Чем больше людей подключаются к сети, тем больше ее польза; и чем больше ее польза, тем больше участие в ней становится обязательным. Ваша тетя-технофоб находится на Facebook не потому, что она хочет там быть, а потому, что она чувствует, что должна там быть.

Image and video hosting by TinyPic

Множество геев и лесбиянок никогда активно не боролись за свои права. Они не принимали участия в маршах протеста, простое признание для близких и друзей является для них подвигом. Но влияние социальных сетей нельзя недооценивать. Согласно опросу Gallup, опубликованному на прошлой неделе, поддержка американцами отношений геев и лесбиянок перевалила за символические 50%; чуть более половины респондентов назвали их «морально приемлемыми», а тех, кто нашел их аморальными, стало меньше (цифра упала до 43%), чем когда-либо за последние 10 лет.

Это не говорит о том, что мы наблюдаем какой-то тренд, согласно которому храбрые мужчины и женщины выходят из своих шкафов и сталкиваются лицом к лицу с предубеждениями общества. Моя близкая подруга, от которой я скрывал свою ориентацию в течение многих лет, по сей день извиняется за те чувства, которые она заставляла меня испытывать и в результате которых я не мог ей признаться. Она благодарна мне за то, что я изменил ее отношение к геям и лесбиянкам; когда приходится выбирать между дружбой и фанатизмом, она сделала очевидный выбор.

Хотя мне, вероятно, и не удалось убедить Джо, так же, как никто не смог бы убедить меня, я уверен, что его друзья и семья сделают тот же выбор, что и мои друзья. Но если он столкнулся бы с той же проблемой еще до появления Facebook, то для него не было бы такого же количества причин рисковать. Ричард Талер (Richard Thaler) и Кэсс Санштайн (Cass Sunstein) в своей книге Nudge: Improving Decisions About Health, Wealth and Happiness, утверждают, что люди могли сделать лучший выбор на основе оптимальной «архитектуры выбора», системы, которая могла бы помочь выбрать что-либо.

Социальные сети коренным образом меняют схему того, как люди сообщают о своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Не исключено, что Facebook станет неотъемлемой частью движения за права геев и лесбиянок, если признаться в нетрадиционной ориентации станет проще, чем этого не делать. Джо будет проще сделать это в тот день, когда все, кому нужно это узнать, будут в одном месте. Когда признаются и другие, то этому движению, возможно, придет быстрая смерть – из-за его ненужности.

Комментариев нет:

Отправить комментарий