воскресенье, 13 сентября 2009 г.

Почему Mark Chu-Carroll не пойдет на встречу одноклассников?

По случаю 1 сентября редакция "Вебпланеты" опубликовала перевод текста, появившегося в блоге одного из сотрудников Google, специалиста по разработке программного обеспечения Марка Чу-Кэрролла (Mark Chu-Carroll). Марк, ходивший более четверти века назад в одну из школ Нью-Джерси, сохранил об этом периоде своей жизни особые воспоминания, публикация которых вызвала бурную дискуссию среди читателей его блога.




Image and video hosting by TinyPic


Я окончил среднюю школу в 1984 году (high school в США — как 9-12 классы общеобразовательной школы в России — прим. пер.). Это означает, что в нынешнем году мои одноклассники соберутся на двадцать пятую встречу выпускников. В связи с этим многие из тех, с кем я учился, пробуют френдить меня на Facebook, шлют мне email и пытаются уговорить прийти на встречу.

У меня нет ни малейшего желания отвечать каждому из них в отдельности, и поэтому я пишу здесь.

Практически каждый читатель этого блога - конечно, если он не круглый идиот - должен был давно понять, что я гик. Я был таким с пелёнок. Мой отец познакомил меня с понятиями гауссовой кривой и среднеквадратическим отклонением, когда я был в третьем классе, и я тогда думал, что это самая крутая штука, о которой я когда-либо слышал. Вот таким ребёнком я был. Еще я был очень маленьким — метр пятьдесят пять, когда пошёл в девятый класс, и метр шестьдесят — в 11-м классе. И даже когда между 11-м и выпускным классами я стремительно вырос до метра восьмидесяти, я весил меньше 55 кг. Так что представьте себе мелкого тощего гиперактивного гика.

Как и большинству других детей-гиков, в школе мне приходилось худо. Я не считаю свой опыт чем-то исключительным, я знаю многих, которым было гораздо хуже, но и нормальным его назвать нельзя, потому что администрация школы, в которую я ходил, допускала чрезмерно жестокую травлю. Чуть ли не каждый ребёнок-гик подвергался публичному остракизму и высмеиванию. И, несомненно, все они рано или поздно сталкивались с физическим насилием. Решающий голос в вопросе о том, какое количество физических издевательств выпадет на долю гиков, принадлежит школьной администрации. Администрацию моей школы это мало заботило: "Синяки? У него, должно быть, плохая координация, и он на что-нибудь натолкнулся. Сломаны пальцы? Хм, такое случается. Мы уверены, это был несчастный случай. Что вы хотите? Чтобы вашего ребёнка сопровождала вооружённая охрана?"

В моём классе у меня не было ни одного друга. Было пару приятелей среди тех, кто окончил школу на год раньше меня, и ещё несколько, выпустившихся годом или двумя позже. Если уж быть абсолютно точным, в моём классе не было ни одного человека, который был близок к тому, чтобы обращаться со мной, как с другом. Ни единого.

Как я уже сказал, то, как со мной обращались мои одноклассники в средней школе, было довольно типично по отношению к гикам. В лучшем случае меня игнорировали, в худшем избивали. В промежутках — использовали для повышения своего рейтинга: рассказывать другим, что видели меня делающим какие-то отвратительные или истерически смешные вещи — в определённых кругах было стандартным приёмом для продвижения вверх. Пределом всему стал случай, когда кто-то нарисовал бензином свастику на улице перед моим домом и поджёг её. (Это было осенью, в лесистой местности.)

Я не стану притворяться, что не был лёгкой мишенью для моих мучителей или что мои ответные реакции не распаляли их ещё больше. Я был гиперактивным гиком. Мои социальные навыки находились в зачаточном состоянии. Я не считаю, чтозаслуживал такого обращения, но в то же время прекрасно осознаю, что моя гиперактивность и отсутствие положенных социальных навыков делали меня отличной мишенью и отбивали у людей всякую охоту за меня вступаться.

Но я не думаю, что это извиняет тех, кто надо мной издевался. Это не извиняет тех ублюдков, которые сочиняли про меня грязные истории, и не оправдывает тех, кто бросал меня об стену. Это не объясняет поведение парня, который ломал мне пальцы, чтобы узнать, какой при этом получится звук. И не снимает вины с людей, которые наблюдали за этим и смеялись.

Прошло уже двадцать пять лет с тех пор, как я выбрался из той грёбаной убогой дыры. Но вдруг мои одноклассники стали искать контакта со мной, слать мне email, френдить меня на Facebook и уговаривать прийти на встречу выпускников со своей семьёй. (Эта встреча задумана как пикник с семьями.) Даже те, кто регулярно выбивал из меня дерьмо, пытались общаться со мной так, как будто мы были закадычными друзьями.

Моя реакция на это... Что за хрень с вами творится, люди? С чего вы взяли, что я захочу иметь с вами хоть что-то общее? Как вам хватило нахальства вести себя так, словно мы старинные друзья? Как вы осмелились? Я видел письмо с пометкой RSVP (просьба ответить), которое прислал мне один из вас, и меня чуть не стошнило только от того, что я начал вспоминать ваши имена.

Единственное, что я вынес положительного из того времени: мои дети ходят на карате. Мой сын наверняка будет иметь чёрный пояс к тому моменту, когда закончит четвёртый класс. Он маленький гиперактивный гик, совсем такой же, каким был я. Возможно, ему, как и мне, придётся столкнуться с определёнными социальными трудностями, но когда какой-нибудь грёбаный отморозок вроде одного из вас попытается поднять руку на него или на его друзей, он выбьет из него всё дерьмо. Одно из правил, которых придерживается школа карате, гласит: никогда не начинай первым драку, но если драка начата, всегда будь тем, кто её завершит. И именно это он сумеет сделать. Закончить драку таким образом, чтобы научить обидчика и его компанию держаться от него как можно дальше.

И это всё, чего я хочу и от вас. Держитесь нахрен от меня подальше. Я не желаю слышать о том, как вы живёте. Мне не интересно, как вы изменились со времени окончания школы. Меня не волнуют ни ваша работа, ни ваши супруги, ни ваши дети. У меня прекрасная жизнь, и я не могу придумать ни одной причины, по которой я согласился бы впустить в свой мир кучу грязи, вступив в контакт с кем-нибудь из вас.

Мои Комментарии
Подобные отклики я слышал нередко от некоторых своих знакомых, которые не только не хотят посещать Одноклассников и Вконтакте, но даже и слышать об этих Социальных Сетях. Так что проблема, похоже не является исключительно личной для автора, и не ограничена специфической школой в Штате Нью Джерси. Наверное, каждый может припомнить в своем классе одного или нескольких «изгоев», которые по каким-либо индивидуальным качествам раздражали одноклассников и служили постоянными целями для проявления массового, порой достаточно жестокого, остроумия. И даже те, которые внутри себя не одобряли эти компании травли, порой были вынуждены держать свое неприятие при себе, чтобы не попасть «под каток» здорового коллектива.



Мне возразят, что ребенки эти сами виноваты, что вызвали неприятие класса своим поведением или чертами характера. А так ли это? В изгои ведь можно было попасть лишь за внешность, особые способности, национальность, или отсутсвие склонности к шалостям или спорту. Люди не прощают тем, которые не такие как они, неважно в чем это выражается. А в детском коллективе это может быть гипертрофировано до уровня небывалого. Помните старый фильм «Чучело» с Кристиной Орбакайте? Так-то.



Кого заинтересовала эта тема, советую почитать комментарии как к оригинальной английской публикации, так и к русскому ее переводу. Вы увидите значительное различие в отношении англо- и русскоязычной публики к этой темe.

Комментариев нет:

Отправить комментарий