воскресенье, 11 октября 2015 г.

Есть ли смысл в бомбардировках исламистов в Сирии?

Количество публикаций по теме просто зашкаливает, ситуация достаточно сильно запутана, когда все воюют против всех, причем крупных игроки ставят на разные силы на этом игровом поле, спутывая карты друг другу. А в это время реальная бойня идет на земле, и политические игры превращаются в смерть, травмы и увечья мужчин, женщин, детей. При этом клубок событий запутывает ситуацию все сильнее. Вне зависимости от целей, декларированных российскими политиками, вмешательство России изменило баланс сил в пользу президента Асада и ужесточило столкновения между воюющими силами.

Image and video hosting by TinyPic

Предлагаю вашему вниманию интервью со специалистом по военным доктринам Ближнего Востока, раскладывающее по полочкам некоторые неясные моменты, во всяком случае, для меня. Материал длинный, то тем, кому хочется понять, что там происходит, стоит его прочитать. Не могу сказать, что я стопроцентно согласен с автором, то его точка зрения представлена достаточно убедительно.

Игаль Левин, в прошлом участник военных операций Израиля на Ближнем Востоке, считает, что геополитические успехи ИГИЛ обусловлены его популярностью у суннитского населения Сирии и Ирака. При этом, по мнению экс-офицера ЦАХАЛ, войска Халифата используют чрезвычайно эффективную тактику для расширения своих границ. Кровавая война между различными силами в Сирии и Ираке не стихнет в ближайшие годы, даже после включения в конфликт вооруженных сил России.

Триумф Исламского государства — неожиданность или закономерность?

ИГИЛ для всех большой сюрприз, как большевики в 1917 году. Природа Халифата, если смотреть вглубь, это большевизм 21 века на Ближнем Востоке. Если ленинцы — фундаменталисты от левой мысли, марксизма, то ИГИЛ от ислама ваххабитского толка, радикального суннизма. Костяк поддержки Халифата — это арабская беднота, которая после хаоса в Ираке и Сирии не видит альтернативы, и считает, что ИГИЛ — шанс справедливо перестроить мир, как они это понимают. Для них Халифат это добро, которое борется с неверными.

Маленький пример: город Рамади в Ираке, его в мае захватили игиловцы, армия бежала. В нем за время американской оккупации и власти марионеточного правительства не было воды, электричества, не работала ни одна больница. ИГИЛ открыло больницу, привезли генераторы и дали свет в некоторые районы, и пустили воду. Ты понимаешь, что теперь люди в Рамади обеими руками за Халифат? ИГИЛ мне омерзителен, я поддерживаю курдов, но понимаю их социальную базу, и почему люди к ним идут.

Невзирая на зашкаливающее живодерство игиловцев?

Для либеральной Европы, ИГИЛ — это орды злых бородачей. Халифат максимально раскручен в СМИ и демонизирован. Но в плане казней и религиозного мракобесия Саудовская Аравия мало отличается от ИГИЛ. Такое же отношение к женщинам, шариат. Разница в том, что первое — признанное всеми государство, член ООН, друг США и бла-бла-бла. Все закрывают глаза на то что там творится. А ИГИЛ — это страшилка, они свои казни красиво записывают на видео, и распространяют, в отличие от Эр-Рияда. Будь я девушкой, для меня, жить, что в ИГ, что в Саудовской Аравии было бы одним и тем же.

Но массы людей не восстают против Халифата. Ведь, кроме запугивания, ИГИЛ, как я говорил, принес видимость стабильности и социальной справедливости для бедных. Разумеется, только для суннитов, шииты, по меркам Халифата, подлежат уничтожению как неверные.

Image and video hosting by TinyPic

Выходит, ИГИЛ — историческая неизбежность региона?

ИГИЛ закономерен. Башар Асад, который вверг Сирию в кровавый хаос отказом уходить от власти после "Арабской весны", и американское вторжение в Ирак, свержение диктатура Саддама Хусейна, дали толчок глубоким процессам. С одной стороны — хаос войны, бегство беженцев, но без этого не было бы, ни курдской Рожавы с ее социальными преобразованиями, ни Исламского государства. В России не произошло бы становление большевизма без Первой мировой войны, а в Италии не было бы "Красного двухлетия". Кровавый вихрь всколыхнул болота на Ближнем Востоке. Такая вот диалектика.

Началось все, собственно, в Ираке?

Когда американцы ушли из Ирака в 2012 году, единой страны уже не было. В курдском регионе, на северо-востоке, царит авторитарная клика клана Масуда Барзани (Демократическая партия Курдистана), там отдельное, но никем не признанное, государство. На оставшейся части страны правил искусственный режим, не выражавший волю местного населения, особенно суннитов, так как максимум власти получили шииты. Повстанцы-сунниты, что сражались с США, естественно, влились в ИГИЛ. Костяк вооруженных сил Халифата — саддамовские офицеры, члены запрещенной партии БААС, которые партизанили против американцев.

Полевые части Халифата оценивают в пределах 20 — 200 тысяч человек. Как в реальности? Что в его тылу?

Общедоступной и подробной статистики не существует. Весь ИГИЛ, не более 50000 комбатантов, боевиков. Это пять мелких дивизий, очень мало. Но им не нужны гигантские войска для партизанской войны, которую они ведут.

Армия ИГИЛ смешанная: есть добровольцы и призывники, наемники, особенно ценятся чеченцы. Везде по-разному. Так, в Ираке много именно волонтеров, мотивированных ненавистью к шиитам и курдам. На направлении с рожавскими курдами: там прилично наемников, особенно чеченских профессионалов. ИГИЛ в Сирии в основном из сирийцев, а в Ираке из иракцев: иракским игиловцам нет смысла идти в Сирию и умирать там, и наоборот. В Халифате большое расслоение среди бойцов. Больных СПИДом используют как смертников. В принципе, больных чем-то применяют как расходный материал, на опасных участках.

ИГИЛ — полноценное государство, со своим госаппаратом, полицией, которая следит за народом. Есть женские вооруженные отряды, которые бдят за исполнением женщинами шариата: к примеру, чтобы ходили полностью замотанными. Но в тылу парамилитарных сил очень мало. Спокойствие — за счет суннитской поддержки.

Так что же противопоставил официальный Багдад исламистам на поле боя?

Новую армию Ирака, с которой воюет ИГИЛ, создали под эгидой США. После разгрома Хусейна иракские вооруженные силы готовили с нуля, оснастили американским оружием, танками "Абрамс". Кстати, египетская армия насыщена американским оружием, офицеры учатся в Америке, военная элита связана с США, что-то подобное планировали и с Ираком.

Но Армия Ирака, она наемная — склеенная, коррумпированная. Где-то 50000 солдат были призраками: числились на бумаге, им "платили" зарплату в карманы чинуш, по 1500 долларов, — бешеные деньги для нищего региона. Уровень разброда в войсках особенно ярко показала кампания 2014 года, когда ИГИЛ за короткий срок занял половину Ирака.

Был какой-то сюрреализм — кучки игиловцев гонят насыщенные бронетехникой иракские бригады…

Танки не сыграли никакой роли в асимметричной партизанской войне с ИГИЛ. Танковая дивизия, бригада, батальон существуют только для одного: прорыва укреплений противника и доминирования на точках прорыва. Танки не угроза для ИГИЛ: нет фронтов, которые нужно прорывать. Зато отряды игиловцев уничтожали танки с помощью гранатометов.

Танк –это уже второстепенное оружие, и иногда даже бесполезное. Это хорошо видно в войне в Йемене, где саудовцы пытаются задействовать свои "Абрамсы", но безуспешно: шииты-хуситы их уничтожают. Старенький советский РПГ-7, которого как г***а на Ближнем Востоке, в состоянии пробить все современные танки: "Абрамсы", "Меркавы", Т-90. Впрочем, у ИГИЛ противотанковый арсенал весьма широк: от "Малюток" до "Корнетов".

Так как действуют исламисты?

Там война нового формата. Где сражается ИГИЛ, нет танковых колонн, даже в силу того, что у Халифата нет воздушного прикрытия. Халифат использует классическую тактику партизанщины: небольшие формирования на "техничках" (пикап "Тойота"), — отряд в сто человек, сгруппированный вместе, уже крупный. На конкретном участке могут собраться до тысячи бойцов, но они будут разделены на небольшие группы. Стандартный игиловец легко вооружен, он не обвешан разгрузками, броней и касками, как американский пехотинец. Автомат, пара обойм, — и в бой, с бесконечной верой в свое дело.

Типичная тактика — использование начиненных взрывчаткой броневиков. Группа начинает огневой контакт, например, с армейской базой, идет перестрелка: это отвлекающий маневр. Цель: чтобы к базе максимально близко подошли броневики; обычно их пускают несколько, и только один из них напичкан взрывчаткой; солдаты не знают, какой из них действительно опасен. В итоге — смертник подрывает транспорт, сегмент базы взлетает на воздух, гибнет часть солдат. И взрыв такой колоссальной мощности, что бойцы находятся в состоянии контузии. За эти несколько минут шока мобильные группы исламистов штурмуют пункт, захватывают в плен военных, берут технику.

Так легковооруженные исламисты борются с экипированными по последнему слову техники иракскими военными. Ну, и, конечно, сирийскими. Таким маневром и был в августе в Сирии взят город Эль-Карьятейн.

Чем хороша эта тактика? Она позволяет захватывать оружие, броневики "Хамви", танки "Абрамсы", вместо того, чтобы, как в классической войне, расставлять танки и пушки и уничтожать технику Ирака. И получают пленных; выпытывают разведданные у них, казнят, обменивают, превращают в рабов. Экономика ИГИЛ во многом держится на рабах.

Мусульманские террористы ведь всегда используют смертников?

Тут тактика исключительно игиловская, те же сунниты-курды не станут использовать смертников. Как и любая армия "цивилизованного" мира — хоть русская, украинская или американская. Последний раз государственная армия применяла смертников во Второй мировой войне — Япония, камикадзе. Традиции японцев унаследованы ИГИЛ. Смертник используется не как террорист, который взорвется на рынке, чтобы запугать население. Нет, это тактический инструмент, как у японцев. Это большой прорыв. Это всевозможные "Аль-Каиды" отправляли смертников против гражданского населения. А здесь смертник — военный человек, который понимает, что отправится "в рай" ради победы товарищей.

Кстати, социальная база смертников у обычных террористов и у ИГИЛ отличается. Если у первых это обездоленный человек, с промытыми мозгами, то в Халифате это солдат, для которого честь — уйти из жизни ради победы. Мы видим некую аналогию с японцами, у которых в камикадзе шли обеспеченные и идейные люди.

Image and video hosting by TinyPic

Потери живой силы, при расширении Халифата, учету поддаются?

Никакой статистики нет. Под тем же Кобани могло погибнуть и три тысячи игиловцев и пять тысяч. ИГИЛ — закрытая структура, и данные не предоставляет. Эксперты, конечно, называют разнообразные цифры, но это все несерьезно. Единственно, что верно, это то что уже погибли тысячи боевиков Халифата.

Все-таки иракские силы перешли в наступление в этом году?

У правительственных сил получилось отбить пару деревень и точек, города Эль-Хадита и Тикрит, но, в целом, основные города, многие военные базы и аэродромы остаются за Халифатом. В августе, в провинции Анбар, игиловцы разгромили колонну армии, убив генералов, которые ее возглавляли. Освобождение Мосула — нефтяного центра и второго по величине города Ирака на севере — коалицией из иракцев и курдов было обещано еще летом, но мы уже вступили в октябрь, и все оказалось пустыми словами.

Кстати, те небольшие успехи Багдада в большинстве связаны не с его армией. Всевозможные идейные ополчения: шиитские, христианские, кто воевал на стороне США, — они сохранились после вывода оккупационных войск. Именно благодаря им, был дан отпор ИГИЛ. Те немногие контрудары — не благодаря регулярной армии, а им. Для иракских шиитов, Халифат — это карающая резня. Ирак для местных шиитов — родной дом.

Подразделения Ирана, которые присутствуют в Ираке, мешают ли операциям ИГИЛ?

В Ираке есть буферная прослойка иранских сил, но не более того. Серьезно Иран задействует своих солдат в Сирии, но только для сохранения союзного режима Асада. Ирану выгоден марионеточный слабый Ирак, разорванный на Курдистан, шиитскую и суннитскую часть. Все-таки он воевал с Ираном много лет в 1980-е. Плюс Иран на политической арене исламского мира хочет потеснить Саудовскую Аравию. Тегеран и Эр-Рияд конкурируют за роль лидера мусульманского мира.

Иран выжимает из хаоса максимальную выгоду для себя, рубит гешефт; это логично. Это амбициозная страна, модернизирующая армию, имеющая атомную программу и рвущуюся в космос. Помощь Тегерана багдадскому режиму незначительна. Иранские самолеты не бомбят Халифат, хотя могли бы. В целях популизма клика аятолл заявляет, что Исламское государство это детище Америки, а настоящие мусульмане это они, и также они — блюстители стабильности исламского мира, в отличие от фальшивых игиловских. Доходит до откровенной шизофрении: лидеры ИГИЛ якобы агенты Моссада.

Бойцы Халифата, в сотне километров от Багдада, глубоко врезались в Сирию. Как ты охарактеризуешь их положение на линии огня?

В Ираке исламистов теснят. Но они удерживают Фалуджу и Рамади, города, близкие к Багдаду. В иракском Курдистане они близко подошли к Киркуку, где уже год идут бои. Положение ИГИЛ в Ираке плохое, так как в Сирии есть несколько направлений, которые оттягивают много боевиков. Курдское ополчение и блокированные сирийские армейцы связывают ИГИЛу руки, и это объясняет утрату нескольких точек в Ираке.

Это Рожава (курдский регион на северо-востоке Сирии), где игиловцы не смогли захватить кантон и город Кобани. Это был Сталинград для ИГИЛ, поворотная точка. Если бы исламисты взяли Кобани — это высвободило бы им 3-5 тысяч бойцов. Но курдское ополчение перешло в контрнаступление и соединило два анклава: Кобани и Джазира, до этого разрезанные Халифатом. Сирийские курды — единственная эффективная сила, что бьет ИГИЛ, а Ракка, столица Халифата, территориально близко к Рожаве. Курды уже поговаривают о походе на Раку; пока это еще разговоры, но в будущем — вполне реально.

Еще, есть в Сирии анклав Асада — военная база в городе Дейн-эз-Зор, где в окружении находятся несколько тысяч солдат Сирийской арабской армии, их снабжают по воздуху. ИГИЛ использует для блокады три тысячи боевиков.

Какие военные планы ныне у Исламского государства?

Халифат пересмотрел приоритеты: Ирак отныне для него не главная цель. Первая цель — взять город Маре, возле курдского кантона Африн на границе с Турцией. Маре — важный пункт для "Свободной сирийской армии" (МС — снабжаемая США и Саудовской Аравией антиправительственная сила), что воюет с Дамаском; через него идет торговля, контрабанда и военное снабжение, приток боевиков из Турции, а Анкара, как известно, ведет двойную или, даже, тройную игру. Так как курды оттесняют Халифат от Турции, то он атакует исламистскую оппозицию в районе города Маре.

Второе направление атак ИГИЛ — Асад, они хотят его добить. Асад находится в полудохлом состоянии, он потерял в мае Пальмиру, кучу баз, деревень, у него давно нет военных успехов. Халифат отжал у Асада почти все нефтеперерабатывающие заводы, и даже водочные заводы. Так под Пальмирой есть заводы, где делают арак — сирийскую водку из кактуса. Теперь там ИГИЛ гонит водку в своих интересах.

Направление наступления к городам Хомс и Кирияте в сторону Ливана, чтобы перерезать территорию Сирии на два анклава: северный (центр Алеппо) и южный (Дамаск). Юг и север связывает одна единственная дорога, если ИГИЛ врежется в нее, то нарушится логистика, снабжение, а далее, дни Башара Асада будут сочтены.

Предполагают, что ИГИЛ атакует Саудовскую Аравию. Ее армия в Ираке и Йемене умения воевать не проявила. Плюс перспектива контроля Халифата над Меккой и Мединой.

Есть реальность. Но это обусловлено рядом факторов. Первое: для концентрации сил на южном направлении необходимо покончить с сирийской группировкой в Дейн-эз-Зор, она кость в горле ИГИЛ. Второе: укрепление позиций на турецкой границе. Но ныне, с сильной российской армией под боком в Сирии, походы на юг довольно-таки рискованны.

Но, в целом, это не бред. Регионы, где граничит Сирия, Ирак, Иордания, Саудовская Аравия — это пустыня. И войско ИГИЛ способно марш-броском пересечь ее. Нужно собрать в кулак 5-10 тысяч бойцов и двинуться на юг. До Мекки и Медины вряд ли дойдут. Но север Аравии "интегрировать" в Халифат, его боевики теоретически способны.

Image and video hosting by TinyPic

Касаемо появления вооруженных сил России в Сирии. Что скажешь?

Путин видит, что Асаду не продержаться: нет боевых резервов, Сирийская армия равномерно распределена по всему фронту. Асад не может сгруппировать силы и освободить ту же Пальмиру. Роль резервов Дамаска за пять лет конфликта выполняла "Хезболла" из Ливана и иранский "Корпус стражей исламской революции". Но "Хезболла" сворачивается и возвращается обратно в Ливан, где прокатились народные выступления — "Мусорные бунты" в Бейруте. Люди в Ливане не понимают, почему "Хезболла", которая позиционирует себя как борец с сионизмом и защитник Палестины, вдруг так тревожится за задницу Асада. "Хезболла" пользуется популярностью в Ливане и не хочет ее терять.

Россия замещает "Хезболлу", посылая профессиональную армию, в основном, контрактников. Официально, Кремль и пророссийские источники говорят о борьбе с ИГИЛ, мировым злом. Это бред, основная цель России в Сирии — удержание Асада у власти.

Именно этим и объясняется прибытие российской армии в Сирию, трех тысяч человек, которые высадились в Латакии и Тартусе, — это полноценная бригада. Строительство баз, пересылка артиллерии, танков, самолетов, в том числе новейшей военной техники как Т-90, СУ-35, приезд военных специалистов. Это начало — группировка увеличится.

ИГИЛ, исламисты из Ан-Нусры, ССА: с кем вступила в бой Россия?

Будущее покажет, что основные удары российской экспедиции все-таки будут против ССА, а не по ИГИЛ. Особенно на фоне того, что игиловский фронт не граничит с Латакией, там рядам ССА и "Фронт Ан-Нусра", сирийский филиал "Аль-Каиды". Ситуация похожа на линию Турции, которая под видом борьбы с ИГИЛ бомбит Рожаву и иракский Курдистан. Турки уже отбомбили сто курдских баз, на каждую базу Халифата.

Асад рассматривает ССА как главного врага. Если за ИГИЛ никто не стоит, то за ССА — США, которые в любой момент могут напичкать дополнительным оружием или ударить ВВС по Сирийской армии, как было в Ливии с режимом Кадаффи. ИГИЛ для Сирии — враг второстепенной. ССА — регулярная армия, с танками, артиллерией, сетью подземных пещер, коммуникациями в Турцию.

Понятно, что за короткий срок российские войска не вернут страну режиму Асада, значительную часть Сирии контролирует ССА. И ИГИЛ — это тот еще зверь, его невозможно быстро уничтожить. Война затянется на долгую фазу, минимум год, если не годы. В ближайшем создастся патовая ситуация, когда никто не будет иметь сил для успешного наступления. Каждый будет удерживать свои анклавы. Мясорубка останется мясорубкой, а люди либо бегут в Европу за лучшей долей, либо идут в Халифат.

Image and video hosting by TinyPic

Коалиционные бомбардировки Халифата не сокращают его историю?

Нет смысла бомбить игиловцев, это маленькие децентрализованные отряды. Какой смысл поднимать стоящий кучу денег самолет, и тратить дорогие ракеты на трех-четырех бородачей с "техничкой". Бомбить следует инфраструктуру — нефтедобывающий сегмент. Удары по ИГИЛ не наносят им ущерба, а на каждого убитого моджахеда приходит пять новых.

Чтобы победить Исламское государство, нужно не бомбить его пытаясь уничтожить как можно больше боевиков. Нет, на место убитых придут новые сунниты из бедноты. Нужно урегулировать конфликт в Сирии. Нужно чтобы ушел Асад; он — триггер для всех, от курдов до ИГИЛ. Нужно налаживать диалог между сирийским режимом, анклавами ССА и Рожавой о федеративной Сирии. Социальным строительством надо лишить людей повода идти в радикалы. Без этого главным игроком на Ближнем Востоке остается ИГИЛ, с его идеей Халифата и суннитским фундаментализмом: перестроить прогнивший исламский мир.

Максим Собеский



Комментариев нет:

Отправить комментарий